29.12.2017

На все, что движется

Татарстан решил обложить по максимуму оборудование и транспорт предприятий. С 2018 года возвращается налог на движимое имущество организаций. В республике установили самую высокую ставку — 1,1%, хотя некоторые другие регионы решили вовсе освободить предприятия от налога. 

Ряд депутатов Татарстана, владеющих бизнесом, выступили против закона, но вынуждены были принять его по настоянию президента республики Рустама Минниханова, который обеспокоен дефицитом бюджета. Эксперты считают, что это дополнительная налоговая нагрузка негативно скажется на работе, прежде всего, предприятий малого и среднего предпринимательства.

Госсовет Татарстана внес изменения в региональный закон «О налоге на имущество организаций». Поправки устанавливают ставку налога на движимое имущество организаций в размере 1,1%. Это максимальная ставка, которую разрешает вводить регионам федеральное законодательство. Налог будет взиматься с 2018 года. Сборы направлены в региональный бюджет.

Напомним, налог на движимое имущество был отменен пять лет назад, чтобы способствовать модернизации производств. Льгота касалась, в частности, транспорта и станков, принятых с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств. В ноябре Госдума решила вернуть налог, разрешив регионам самим устанавливать его размер, но не более 1,1%. Это в два раза ниже, чем базовая ставка налога на имущество организаций. При этом у регионов есть возможность не возвращать налог, сохранив нулевую ставку.

Депутаты Госсовета, многие из которых владеют бизнесом либо управляют крупными организациями, не сразу согласились устанавливать такую высокую ставку. «В Нижегородской области средства, поставленные на учет с 2016 года, полностью освобождены от уплаты налога. В Московской области, Санкт-Петербурге — полностью освобождены. Как быть нашим предприятиям?» — удивился директор «КамАЗ-Марко» единоросс Роман Мугерман. Ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров сказал, что у бюджетных организаций «пропадает мотивация материального оснащения»: «Мы каждый год увеличиваем ставки. У нас фактически не предусмотрено возмещение этих затрат». А директор АО «Челны-хлеб», депутат Рафаэль Юнусовпредупредил о «последствиях» принятия закона: «Есть предприятия, которые системно занимаются программами развития и обновления своих мощностей, а налоговая нагрузка только растет, растет, растет. Кольцо сжимается!». Он просил не принимать закон сразу в трех чтениях, а «проанализировать и избирательно подойти».

Однако на введении нового налога настоял президент Татарстана Рустам Минниханов. «Он купил себе Mercedes — это тоже движимое имущество»,— привел он пример. Президент напомнил, что на будущий год заложен дефицит республиканского бюджета в размере 2,8 млрд руб. Кроме того, по его словам, республика итак оказывает госсподдержу различным проектам. «Закон надо поддержать»,— сказал он. В итоге почти все депутаты проголосовали за новый налог.

Директор экспертной группы VETA Дмитрий Жарский считает возврат налога на движимое имущество «преждевременным»: «Вкупе с ростом тех же акцизов на топливо и ростом остальной налоговой нагрузки это скажется негативно на работе предприятий малого и среднего предпринимательства». По его словам, большая часть бизнеса, которая не пользуется привилегиями ТОСЭР или ОЭЗ, «еще не успела выйти на самоокупаемость»: «В конечном счете повышение ставки до максимума скажется на росте конечных цен для потребителя и удорожании услуг — подорожают грузоперевозки, а соответственно - и продукт на полках в магазинах». Для бизнеса Татарстана, по его оценке, возврат налога может обойтись в 4,5 млрд руб. «Фактически бизнес будет бороться за выживание, поскольку мало кто рассчитывал, что ставку вернут в 2018 году»,— говорит эксперт.

При этом для бюджета Татарстана, по словам господина Жарского, возврат такого налога «безусловный плюс»: «2017 год уже признан бездефицитным по исполнению бюджета, с прогнозируемым сбором налога на движимое имущество он покажет еще лучшие результаты и позволит решать вопросы с долгом по кредитам перед центром». Эксперт резюмирует, что «сложно придется только начинающему бизнесу и игрокам, которые не испытывают серьезной поддержки в виде тесных связей в правительстве или среди сильных бизнес-сообществ»: «Ведущие предприятия Татарстана такие, как, например, КамАЗ и совместные с ним предприятия, или резиденты ОЭЗ «Алабуга» вряд ли ощутят серьезный урон в своей деятельности».

Источник: https://www.kommersant.ru/

← предыдущая новость   архив новостей   следующая новость →